Grommus
 

Вернуться   Grommus > Чеченская Республика > История > Чечня

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 06.05.2018, 00:05   #21
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

СЕМЕНОВ Н.

ИЗ НЕДАВНЕГО ПРОШЛОГО НА КАВКАЗЕ

РАССКАЗЫ — ВОСПОМИНАНИЯ О ЧЕЧЕНСКОМ ВОССТАНИИ в 1877 г.


(См. “Кавк. Вестник”, № 4.)

Рассказ второй.

Дни смятения в Аухе и Салатавии.

I.

"Мятежники 21-го апреля поднялись на историческую гору Катеш-Корт (гора эта и раньше всегда служила местом совещаний представителей ичкерийского народа при решении вопросов политических и по обычному праву.) и устроили на ней совещание, с целью составления плана дальнейших действий. После долгих споров и [3] пререканий, на совещании решили направиться вниз по ущелью реки Гудермее и, выйдя на плоскость Большой Чечни, занять на ней самые большие аулы Автуры и Шали. По занятии этих аулов, Али-бек “рассчитывал, — как рассказывается в “Хронике чеченского восстания 1877 года”, (Стр. 16.) — двинуться дальше по плоскости и провозгласить себя имамом у священного источника Ханкальских высот” (Ханкальские высоты лежат на запад от реки Аргуна, в 7 — 8 верстах от гор. Грозного.)."

III.

"Около полудня явился ко мне в самое укрепление, под предлогом какой-то просьбы, ичкеринец, о котором я узнал, что он принадлежит к деятельнейшим агитаторам восстания. Цель его прихода, правда, осталась неразъясненной, однако, в злонамеренности ее нельзя было сомневаться: в лучшем случае она состояла в том, чтобы высмотреть расположение укрепления, узнать силы его защитников и обо всем этом доложить имаму-полководцу. [6]

Мне удалось арестовать смельчака и отправить его в Хасав-Юрт. Только что я управился со шпионом Али-бека, состоявшие при мне милиционеры-ауховцы, один за другим, стали требовать увольнения их от службы, прикрываясь обременительностью последней... Словом, горизонт, вчера еще такой ясный, сегодня стал сильно омрачаться... В воздухе запахло беспокойством, тревожным ожиданием чего-то, как несколько дней тому назад в воздухе Ичкерии..."

Из недавнего прошлого на Кавказе. Рассказы-воспоминания о чеченском восстании в 1877 г. // Кавказский вестник, № 5. 1900
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...ov_N/text2.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:06   #22
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

КОВАЛЕВСКИЙ П. И.

ВОССТАНИЕ ЧЕЧНИ И ДАГЕСТАНА В 1877-1878 гг.

ЗЕЛИМ-ХАН


Дагестан.

"Чеченец и лезгин, сознавая необходимость и личную пользу от чего, будет переносить от всякой власти всякое давление, всякий гнет, всякий деспотизм, если он видит в этом смысл. Но если этот гнет — грубый произвол, служит выражением личного каприза и не приносит чеченцу никакого блага — в этом случае чеченец озлобляется бесконечно, приходит в отчаяние и действует как истинный хищник. К сожалению, русские действовали именно в этом направлении и, не дав чеченцам ничего доброго, довели их до последней степени озлобления против России и русских. Что посеешь, то и пожнешь."

Восстание Чечни и Дагестана в 1877-1878 гг. Зелим-хан. СПб. 1912
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume..._P_I/text1.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:07   #23
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

ХАРУЗИН Н.

ПО ГОРАМ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

ПУТЕВЫЕ ОЧЕРКИ.


III.

У ингушей.

"Наш хозяин — старик; он пользуется большим влиянием на все местное общество, он же считается лучшим знатоком адата в околотке. Знание адата важно, и кто больше знает его, тот и пользуется большим уважением: адатом называется на Кавказе народный юридический обычай, в отличие от шариата — писанного права мусульман. На основании адата постановляются наказания в третейских судах и в горском словесном суде, за исключением дел о наследстве, разводе и т. д. которые в последнем решаются на основании шариата. Так как адат, несмотря на все усилия Шамиля вытеснить его и заменить исключительно шариатом, крепок до сих пор, и так как к третейскому посредничеству чеченцы и ингуши [524] прибегают очень часто, то естественно выбирают в посредники (а также в депутаты в горский словесный суд, где нужно знание адатов) исключительно лиц, хорошо знающих адаты; быть судьей или депутатом считается почетным."

Н. Харузин

По горам Северного Кавказа. Путевые очерки // Вестник Европы, № 10. 1888
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...in_N/text1.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:08   #24
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

ГАН К. Ф.

ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ПШАВОВ, ХЕВСУР, КИСТИН И ИНГУШЕЙ

(См. “Кавк. Вестник”, № 5.)

(Летом 1897 г.).

"С нами путешествовали два кистина, из которых один урядник, по имени Цотеш, из Музо, считается самым богатым [66] человеком. Он имеет до 500 баранов, 20 коров и 8 быков и, кроме того, наличными деньгами несколько тысяч рублей. Богатство его также выражается в прекрасном оружии. Он весьма любезно принял нас у себя и старался угостить как можно лучше, и, действительно, мы нашли у него прекрасный приют. Хотя у него обширный, хорошо сохранившийся замок, с высокими стенами и с высокой башней, но он не называет себя князем. Таких вообще не имеется у чеченцев. “Все мы уздени, — говорят они, — мы свободны, как борсенна (волк) и единственную разницу между нами составляет большая или меньшая бедность”."

Путешествие в страну пшавов, хевсур, кистин и ингушей. (Летом 1897 г.) // Кавказский вестник, № 6. 1900
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume..._K_F/text3.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:10   #25
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

АВИЕ, В. А.

(1910) Поездка в Чечню


"Переводчик и начальник участка бросились к нему, стараясь не пропустить дальше, и схватили его за руки. Отбиваясь, не глядя ни на кого, он кричал диким голосом, а за ним волновалась и орала целая толпа его родственников и односельчан, хватаясь за оружие. Долго убеждали отца уйти и дать допросить невесту; но он не сдавался и, когда его обезоружили, стал рвать на себе волосы и, раздирая грудь обеими руками, кричал, что он оскорблен увозом дочери и желает, чтобы ее допросили в его присутствии. Он рвался к девушке, которая старалась спрятаться от него за кади и старшину, стоявших возле нее; его не пускали. Тогда он, как безумный, внезапно выхватил кинжал из-за пояса одного из своих соседей и [268] направил его себе в грудь, крича о своем позоре. Кинжал отняли и опять крепко схватили за руки разъяренного чеченца.

— Да ведь это не по закону при тебе допрашивать! Разве ты своего закона не знаешь? чёрт вас дери! — кричал, надрываясь, уже охрипший начальник участка. — Вот кади, вот старшина, при них допросим и все запишем. Потом все узнаешь!"

"— Ну, и пароль! — охрипшим от крика голосом говорил он. — Как тут с ними быть? Наш закон, а тут еще и их закон, а они ведь ничего понимать не хотят. Не могу же я эту девицу отдать отцу на расстреляние! А по их понятиям так и надо; подай, да и только!"

В. А. Авие.

Поездка в Чечню // Исторический вестник, № 1. 1910
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...Avie/text1.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:15   #26
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

103. ОТНОШЕНИЕ КОМАНДИРА ОТДЕЛЬНОГО КАВКАЗСКОГО КОРПУСА ГЕНЕРАЛА ОТ ИНФАНТЕРИИ Г. В. РОЗЕНА УПРАВЛЯЮЩЕМУ ВОЕННЫМ МИНИСТЕРСТВОМ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ В. Ф. АДЛЕРБЕРГУ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГАДЖИ-МАГОМЕТА В ЧЕЧНЕ И ПЕРЕГОВОРАХ С НИМ НАЧАЛЬНИКА СУНЖЕНСКОЙ ЛИНИИ ПОЛКОВНИКА А. П. ПУЛЛО

9 июля 1836 г.

В октябре месяце прошлого 1835 г. прибыл в Тифлис из Константинополя уроженец чеченского сел. Герменчука Гаджи-Магомет и представил мне прилагаемое в копии отношение (Приложение отсутствует (Прим. сост.)) полномочного посланника нашего в Константинополе от 18 мая 1833 г., в коем Его превосходительство по убедительному ходатайству реис-эфенди объяснил мне, что Гаджи-Магомет с несколькими чеченцами, участвовавшими в возмущении Кази-муллы, по прибытии в Константинополь прибегнул к Оттоманскому министерству с изъявлением раскаяния и с просьбою исходатайствовать у нашего правительства помилование им и обращение снисходительного воззрения на прочих их единоплеменников, что по единоверию возбудило участие и соболезнование Оттоманской Порты.

Сам же чеченец сей объяснил мне, что он в 1832 г. от Кази-муллы, будто бы желавшего изъявить покорность русскому правительству, послан был в Константинополь с тем, чтобы испросить от султана турецкого, коего чеченцы и дагестанцы почитают главою магометанской веры, фирман о том, чтобы они покорились России. Узнав же во время пребывания в Константинополе о смерти Кази-муллы, он обратился с просьбою к турецкому министерству об исходатайствовании ему и единоплеменникам своим от нашего правительства прощения и, получив упомянутую бумагу от посланника нашего и фирманы, которыми чеченцы и дагестанцы убеждались к повиновению России, отправился в 183 г. на родину, где будто бы Гаджи-Магомет объявил народу сии фирманы и чеченцы согласились покориться нашему правительству; но когда потребованы [133] были местным начальством депутаты от них в Тифлис, то они на это не согласились; после чего Гаджи-Магомет снова отправился в Константинополь искать покровительства Порты, где ему объявлено, что бумага, в 1833 г. ему отданная, имеет свою силу во всякое время, и что с ним будет поступлено милостиво.

При сем Гаджи-Магомет просил моего дозволения возвратиться на родину и принять в управление с братьями своими некоторые из покорных нам чеченских деревень, находившихся будто бы и прежде в их управлении, и обещал привести к покорности нашему правительству всю Чечню.

Находя объяснение сие вовсе несообразным с обстоятельствами и узнав по расспросам, что Магомет по возвращении в первый раз из Константинополя участвовал в скопищах Гамзат-бека, я оставил его в Тифлисе и предписал командующему Сунженскою линией собрать через преданных нам чеченцев достоверные об нем сведения и узнать, пользуется ли он особым уважением в народе; но пока производились о сем справки, Гаджи-Магомет ушел из Тифлиса и пробрался в Чечню. Посему я предписал полковнику Пулло стараться схватить его и доставить ко мне. Штаб-офицер сей между тем донес мне, что Гаджи-Магомет, явясь в Чечню, разгласил, что имеет от турецкого султана фирман к народу чеченскому и два раза собирал мулл, старшин и почетных людей всего народа. В первый раз 15 прошлого мая он объявил им, что в фирмане, имеющемся у него, султан повелевает чеченцам исполнять строго закон веры, не следовать никаким нововведениям, быть спокойными и покориться русскому правительству; самый же фирман обещал показать тогда, как соберутся к нему все вообще муллы, старшины и старики чеченские. Обольщенные сим известием, 5 июня стеклись за р. Аргун, противу аула Мискир-Юрт, многие почетные чеченцы в числе около 1000 человек; в этот раз Гаджи-Магомет, по настоятельному требованию их, объявил, что бумаги от турецкого султана он у себя никакой не имеет, но он говорил об ней с тою целью, чтобы привлечь к себе всех почетных людей и отдать им отчет об успехе его поездок в Константинополь. Бумага же от турецкого султана будто бы находится у меня, в которой, как он уверял, заключаются приказания чеченскому народу те же самые, о которых он в первом собрании объявил им, с присовокуплением, чтобы чеченцы избрали из среды себя кадиев, мулл и десятников, кои должны строго наблюдать за исполнением закона веры и не допускать народ до злодеяний, и что российское правительство освободит их от податей, предоставит им свободу торговли в наших границах, свободное отправление в Мекку для поклонения, а десятникам и муллам, избранным для управления в Чечне, назначит жалование.

Народ остался весьма доволен сим объявлением и поручил Гаджи-Магомету привести оное в исполнение.

В последствии сего по приглашению полковника Пулло Гаджи-Магомет с 400 чеченцами приблизился к крепости Грозной для свидания с ним и, не взирая на все убеждения о безопасности, не согласился войти в крепость. По сему полковник Пулло имел свидание с ним вне крепости, причем Гаджи-Магомет лично объявил, что цель его действий состоит в том, чтобы единоплеменников своих привести к покорности нашему правительству и водворить в Чечне спокойствие. Полковник Пулло сперва словесно, а потом, по желанию Гаджи-Магомета, письменно предложил следующее:

1. Не иметь чеченцам никаких сношений с неприязненными нам горцами. [134]

2. Выдать всех пленных и дезертиров наших.

3. Платить подать в год по 1 руб. серебром с каждого дома, каковая подать налагалась до сего времени на всех покоряющихся чеченцев.

4. Выдать аманатов из лучших семейств по указанию местного начальства.

5. Содержание кадиев, мулл и десятников должно быть от народа.

6. Для управления Чечней и для разбирательства дел под непосредственным ведением нашего правительства они изберут одного эфендия, двух мулл и 6 почетных стариков, коим будет назначено жалование от нашего правительства за счет требуемой подати.

7. По исполнении сих предложений будут освобождены находящиеся у нас в плену в крепости Грозный чеченцы.

Гаджи-Магомет обещался в непродолжительном времени доставить на все сие ответ.

Сомневаясь в действительной благонамеренности сего человека, я подтвердил полковнику Пулло иметь бдительный надзор за его поступками, требовать, чтобы в увещаниях к народу он не употреблял имени султана турецкого, так как чеченцы не только теперь, но и никогда не находились в его подданстве. Если же Гаджи- Магомет будет продолжать действовать благонамеренно, то поощрять его к склонению чеченцев к покорности на предложенных условиях, обещая в таком случае признательность нашего правительства. В последующих донесениях полковник Пулло объясняет, что, не взирая на объявленное от имени моего Гаджи-Магомету эфендию требование не упоминать в увещаниях своих имени турецкого султана, он не перестает употреблять оное, уверяя чеченцев, что фирман султана находится у меня, и вместо убеждения их покориться нашему правительству на объявленных ему условиях, склоняет к покорности их на прежде объявленных им будто бы приказаниях турецкого султана, с тем, чтобы они управлялись по шариату тем лицом, коего сами изберут из среды своей.

Сими внушениями обольщаются не только непокорные, но отчасти и покорные чеченцы и нетерпеливо желают учреждения предлагаемого Гаджи-Магометом управления.

Гаджи-Магомет, как оказалось по собранным сведениям об нем, происходит из многолюдной чеченской фамилии, во многих местах пользующейся большим уважением, но фамилия его никогда не имела в управлении своем чеченских деревень, как он утверждал в бытность свою в Тифлисе. Он действительно предпринимал два раза поездку в Константинополь, но оттоль, кроме вышеупомянутого отношения полномочного нашего посланника, никаких бумаг не привозил. Цель сих поездок, кажется, состояла в том, чтобы возбудить участие Оттоманской Порты к чеченцам. Но узнав о настоящем отношении державы сей к России и видя, что турецкое правительство не имеет никакого влияния на дела горцев, он старается теперь под видом склонения к покорности своих единоплеменников овладеть умами их, дабы потом иметь возможность, подобно другим мятежникам, предпринимать враждебные противу нас действия.

О чем для всеподданнейшего доклада государю императору имею честь сообщить Вашему превосходительству.

РГВИА, Ф. 846. Оп. 16. Д. 6420. Л. 1-5 об. Подлинник.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...01-120/103.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:24   #27
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

А. П. Берже. Чечня и чеченцы 1859

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

"Духовенство. До Шамиля духовенство в Чечне далеко не пользовалось тем значением, каким оно вообще пользуется на мусульманском Востоке. Стоя по образованию выше народа и имея в своих руках всю судебную власть, оно там имело всегда сильное влияние на общественное управление. В Чечне-же, жители которой всегда были плохими мусульманами и где обычай и самоуправство решали почти все дела, духовенство не имело подобного влияния. Ничем особенным не отличаясь от толпы, оно пришло в упадок и до появления Шамиля было бедно и невежественно; во всей Чечне не было ни одного ученого и молодые люди, возьимевшие намерение посвятить себя изучению арабского языка и корана, отправлялись с этой целью в Чиркей, в Акушу или Казикумух. В знании грамоты заключалось единственное преимущество, какое имели Чеченские муллы над своими прихожанами; оно доставляло им некоторое уважение в народе, потому что они, как грамотные люди, были необходимы при составлении разных письменных актов.

Особыми-же правами, как мы сказали выше, они не пользовались и находились в полной зависимости от мирян. При вступлении в духовное звание не соблюдалось никакого обряда, каждый аул выбирал себе кого-нибудь из грамотных и назначал его своим муллою. Круг деятельности муллы был очень тесен и большую часть времени он мог посвящать торговле и хлебопашеству, получая, по примеру всех мирян, известный участок земли. Особенных доходов, предоставленных мухамедданскому духовенству, муллы в Чечне не получали. В таком положении находилось Чеченское духовенство до водворения власти Шамиля.
Из среды мулл избирались кадии. Звание это не совмещало в себе какой-либо высшей степени в духовной иерархии и не представляло ему никакой власти над прочими муллами. Кадий был не что иное, как доверенное духовное лицо, которому предоставлялось пред прочими муллами исключительное право разбирательства по шариату случающихся в его околодке тяжеб, составление письменных актов и вообще все гражданские дела, в которых допускалось вмешательство духовенства. Впрочем кадиев в Чечне было немного, потому что избрание их требовало от жителей единства, которое трудно было установить между ними."

"Несмотря на то, что Чеченцы вышли из первобытного грубого состояния и ведут оседлую жизнь, нравы их все еще находятся на степени полудикости. Жестокость, корыстолюбие, недоверчивость и мщение составляют преобладающий элемент в характере Чеченца; но за всем тем, он не чужд и добрых качеств. Так, он всегда чтит права гостеприимства. Если странник, даже и незнакомый, проездом остановится у Чеченца на ночлег, то хозяин не применет в честь гостя зарезать одного или нескольких баранов, зажиточный Чеченец не пожалеет даже рогатого скота, разумеется смотря по важности проезжающего и по числу сопровождающих его людей в качестве свиты, конвоя или товарищей. Чеченец обязан проводить своего гостя до безопасного места или передать другому Чеченцу и вообще заботиться о личной безопасности и неприкосновенности своего гостя. Если гость ограблен, оскорблен или убит вследствие нерадения Чеченца, или невыполнения им обязаностей гостеприимства, то он подвергается остракизму всего общества до тех пор, пока нанесенная его гостю обида не будет им отомщена. Остракизм выражается следующим оригинальным образом: на дворе виноватого насыпают бугор, который он разумеется сносит днем, но в следующую ночь делается то же самое, и это до тех пор, пока он не смоет с себя пятна за оскорбление гостеприимства*.

* Примечание. Если бы Чеченец совершил что нибудь дурное, напр, прижил дитя с родственницею, или обидел кунака, то курган делают не всегда перед его саклею, иногда он насыпается близ места, где ежедневно собираются жители аула для беседы и совещаний. Вообще обычаи Чеченцев мало разнятся от обычаев других горских племен."

"Общественный быт Чеченцев отличается в своем устройстве тою патриархальностью и простотою, какие находят в первобытных обществах, до которых еще не коснулась современность ни одною из своих разнообразных сторон гражданственной жизни. У Чеченцев нет тех сословных подразделений, которые составляют характер обществ, европейски организованных. Чеченцы в своем замкнутом кругу образуют с собою один класс — людей вольных, а никаких феодальных привилегий мы не находим между ними.

Мы все уздени, говорят Чеченцы, и это выражение должно понимать в смысле людей, зависящих от самих себя. Но в массе коренного народонаселения время от времени образовался немногочисленный класс личных рабов; его составили военно-пленные, постоянно захватываемые Чеченцами во время наездов. Хотя состояние всех их в сущности ничем не разнилось, однако же их стали подразделять на два разряда: лай и ясир. Последние отличались от первых тем, что судьба их была не совсем определена: ясир мог быть выкуплен и воротиться на родину, тогда как лай, забывший свое происхождение и религию, делался неотъемлемою собственностью свое го господина.

Положение лаев в Чечне со временем превратилось в то безусловное рабство, какое существовало в древнем мире. Лай почитался, в полном смысле слова, вещью своего господина, который имел над ним безграничную власть. Лай мог быть продан, наказываем по произволу, лишаем жизни по прихоти своего господина. Таким образом, сословие лаев было совершенно безправное и оно могло образоваться только в стране, не обеспеченной никакими почти законами, где каждый коренной обитатель считал себя господином полноправным.
Если иногда случалось, что лай от страха жестокого наказания покидал своего господина и прибегал под защиту другого, более сильного, или уважаемого человека, то последний давал ему приют в своем доме, под условием принять на себя роль почетного посредника между угнетенным и угнетателем. Он уговаривал последнего смягчить наказание или вперед поступать милостивее и, получивши в том обещание, отпускал лая обратно к нему. Впрочем защитник лая не мог удерживать его у себя против воли хозяина, из опасения навлечь на себя преследование за нарушение права собственности.

Несмотря на безвыходное положение, в 'котором находились лай, рабство не считается у Чеченцев постыдным. У них вошло в обычай отпускать рабов на волю* и в таких случаях дети отпущенникa пользовались правами вольных туземцев. Этого мало: сам отпущенник со дня своей свободы поступал в «ласе вольных и делался равен с ними. Правда, он не имел ни того веса, ни значения, потому что в Чечне, как и в Дагестане, то и другое обусловливается многочисленностью родства; отпущенник же, как лицо изолированное предшествующими обстоятельствами, едва-ли когда-нибудь либо мог расчитывать не только на обширное, до и на какое-нибудь родство; а потому, благодаря своему одиночеству, он мог быть обижаем и притесняем; поэтому он, пользуясь личною свободою, не покидал своего бывшего господина, брал в замужество одну из дочерей или родственниц его и навсегда водворялся при нем, как член его семейства.

* Примечание. При отпуске раба на волю у Чеченцев соблюдались следующие формальности: его снабжают письменною отпускною, которая составляется кадием .при двух свидетелях, причем отпускные деньги вручаются кадию, который уже сам передает их господину. Отпущенник называется азатом, т. е. свободным.
Управление. В племени Нашихэ, колыбели Чеченского народа, как повествует предание, люди не имели до принятия ислама никакой религии и не признавали над собою высшей сверхъестественной власти. В прежнее время, говорят Ичкерийские старожилы, когда народ Чеченский был еще малочислен и жил в горах Ичкерии и по верховью Аргуна, все тяжбы судились стариками; старики были в то время умные, жили долго, знали многое и всегда решали по правде, по своему разумению, не руководствуясь никаким законом. Но так как они не имели в своих руках никакой исполнительной власти, то решения их, основанные на здравом уме и совести, хотя .и были справедливы, но не всегда приводились в исполнение, а уничтожались часто по произволу, — т. е . платилось кровью за кровь, обидою за обиду.

Дела, касавшиеся до целого аула, обыкновенно решались на сходках, куда сбирался весь народ и на которых свободно говорил всякий, кто что знал. Подобные сходбища для Чеченца, как вообще для всякого горца, были одним из любимых препровождении времени, а потому они составлялись очень часто. Обыкновенно один из жителей, желавших сообщить свое мнение или объявить какую- нибудь новость, всходил на крышу мечети или своей сакли и громогласно сзывал к себе жителей аула. Сбежавшаяся толпа выслушивала его и, если объявленное им заслуживало внимания, то начинались беседы и толки, более или менее оживленные.

Так жили и управлялись одноаульцы. Что же касается до общего народного управления, то между Чеченцами и со времени образования Кавказской линии и заселения Ставропольской губернии, а именно с половины XVIIII столетия, не существовало почти никакого единства. По этому-то Чеченцы долгое время находились в зависимости от Кабардинских и Кумыкских князей. Но еще в то время, когда они распространились до Сунжи и Терека и когда предались буйному своеволию, они потеряли прежнее уважение к своим старшинам. Однако же происшедший от того безпорядок во внутреннем управлении вскоре им до того наскучил, что они с общего согласия положили послать в Ичкерию просить у тамошних стариков совета для водворения порядка. Ичкеринцы, в то время уже мусульмане, затруднялись удовлетворить просьбу своих единоплеменников; многое, предписываемое кораном, не согласовывалось с их обычаями; многое, допускаемое обычаями, противоречило учению Магомета. Наконец, после многих совещаний было решено согласовать народные обычаи с догматами корана, где это оказывалось возможным, не слишком впрочем затрагивая свойственного народу разгула и самоуправства, обратившегося в его любимую стихию.

Таким образом произошел адат. Впоследствии он много утратил от соприкосновения с влиянием Русской власти, а с другой стороны возникшее в Дагестане учение мюридизма, совершенно изменив прежние условия общественного быта,, утвердилось в Чечне надолго.

И так у Чеченцев введено было законодательство, составленное из двух противоложных элементов:

Шариата, основанного на общих правилах нравственности и религии, заключавшихся в коране, И Адата, на обычаях народа младенческого и полудикого. Адат распространялся и усиливался всякий раз, как шариат приходил в ослабление и наоборот адат падал и был отменяем каждый раз, когда шариат находил ревностных проповедников и последователей.

Так, когда религиозное учение, деятельно распространяемое поборниками корана, выдававшими себя за апостолов исламизма, привело народ к мысли восстановить в делах суда и расправы основной закон мусульман — шариат, когда в 1832 году Кази-Мулла, один из ревностнейших последователей этого учения, с многими приверженцами возбудил горцев к объявлению неверным газавата или религиозной войны; тогда он, а впоследствии преемник его Шамиль, вели в суд и расправу между горцами законы Шариата, как основания более прочные для приобретения власти над народом и удержания его в том повиновении, какое необходимо было для осуществления предприятий газавата. Но и тут, сознавая шаткость понятий горцев, их огрубевший в вековом невежестве нрав и дикую свободу, не легко поддающиеся влиянию религии, а следовательно и законам Шариата, Шамиль заменил казни, определенные Шариатом, денежным налогом. Это более совпадало с духом народа, привыкшего к адату, установления которого образовались именно для. тех случаев, где народ по своему быту и вольности не мог судиться так, как установлено в коране, а охотнее подчинялся суду и расправе по обычаям, переходившим в среду их из века в век.

Чтобы составить себе ясное понятие о законодательстве у Чеченцев, надобно рассмотреть тот порядок в условиях жизни общественной, который существовал в Чечне еще до завоевания нами этого края и до утверждения в нем власти Шамиля. А потому мы сделаем очерк общественного устройства Чечни до появления здесь "Шамиля. Мы избираем это время для того, что оно представит нам сравнительно более верную картину первоначального общественного быта горцев, не потерпевшего еще резкого изменения под деспотическим влиянием или под гнетом мюридизма.

В гражданственности горцев, стоящей на весьма низкой ступени, само собою нет той определенности в правах, которая замечается у нескольких образованных народов. Адат можно назвать первым звеном соединения человека в общество, переходом его от дикого состояния к жизни общественной. Человек, соединяясь в общество, старается оградить себя от произвола, изыскивает необходимые для того условия и создает правила, на которых могла покоиться жизнь общественная; но правила эти, как и все установляемое человеком в период его младенчества, не прочны и, по неимению письмен, существуют в одних лишь преданиях; в них человек как бы боится подчинить себя определенным узам закона, а потому и исполнительной власти в адате почти не существует, штрафов и- наказаний за преступления никаких нет, а если и есть, то весьма слабые. Вообще можно сказать, что суд по адату есть суд посреднический, лишенный большею частью средств понудительных, решения его исполняются, если на то есть добрая воля c удившихся, — пренебрегаются, если одна из сторон находит их слишком невыгодными для себя. Тут последняя граница закона и гражданского порядка и первый переход к личному самопроизвольному праву. Там где закон безсилен, каждый получает обратно природное право за обиду и по своему усмотрению наказывать своего врага, или обидчика — и вот где кроется начало жестокого правила канлы, кровомщения, признанного у всех горских племен, как дополнительный устав личного права, помещенного в своде их преданий и гражданских постановлений.

Право канлы или кровомщение. Таким образом, все личныет обиды и важнейшие преступления против жизни и собственности, как то убийство, насилие, у горцев никогда не судятся. Благодаря отсутствию порядка и организации их общества, совершивший злодеяние имеет всегда возможность уйти, отчего по адату допущено не только кровомщение или канлы на лицо, сделавшее злодеяние, но и на его родственников. Канлы состоит в том, что родственник убитого должен убить убийцу, или кого либо из его родных.

Те с своей стороны опять должны отомстить за кровь кровью и таким образом убийства продолжаются безконечно. Поэтому, после каждого убийства, между родственниками убитого и родственниками совершившего убийство возникает право канлы, которое нередко переходит от одного колена к другому. Бывают, впрочем, случаи, в которых канлы прекращается. Для этого лицо, желающее примириться и избавиться от преследований канлы, отпускает себе волосы и через знакомых просит противника о прощении.

Если последний изъявит согласие покончить дело миром, то же лающего примириться приводят к нему в дом и, в знак примирения, тот должен обрить ему голову. Примирившиеся считаются после кровными братьями и клянутся на коране быть верными друг другу. Случается однако же, хотя и редко, что, не смотря на примирение, простивший убивает своего кровного брата. От канлы можно откупиться, т. е. лицо, подлежащее кровомщению, платит противнику известное вознаграждение, за что тот при свидетелях дает клятву, что не будет его преследовать. В случае, если поклявшийся таким образом не сдержит своего слова и все-таки убьет откупившегося, то родственники последнего могут заставить нарушителя клятвы возвратить деньги, или самому подвергнуться канлы.

Случалось иногда, что обидчик оставался неотомщенным, наприм. если он, чувствуя себя слабее своего противника, тайно удалялся с своими родственниками в другое место или прибегал под наше покровительство. Бывало и так, что обидчик, в особенности не имевший родственников, делался абреком."

"Калым и подарок жениха составляют неотъемлемую собственность замужней женщины. Во всем остальном она подчинена мужу, как своему законному и полновластному господину. Она должна работать на него и оказывать ему раболепное уважение; жена не садится при муже и не ест вместе с ним. Но, не смотря на такое рабство, женщина пользуется однако-же некоторыми правами, будучи ограждена обычаем от чрезмерного самовластия мужчин. Так, муж ни в коем случае не может посягнуть на жизнь жены своей, даже тогда, когда он убеждается в ее неверности; ему представлено обычаем лишь право прогнать ее от себя или в наказание изуродовать ее, отрезав ей нос или ухо.
Жена во всякое время может развестись с мужем и по своей воле, но в таком случае она должна удалиться из его дома, оставив мужу свой калым и все находившееся у нее имущество. Если-же, напротив того, муж первый требует развода, то должен отпустить жену с калымом и со всем ее принадлежащим имуществом.
Над детьми мать не имеет никакой власти и едва пользуется тем уважением, которое сама природа вложила в человека к виновнице его существования."
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:26   #28
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

ГЛАВА ТРЕТЬЯ (2)

"В определение порядка и прав наследства постановлено руководствоваться законами Шариата, но и тут древний обычай заменяет часто постановления корана и адат действует совместно с шариатом, часто получая перевес над последним. Благодаря такому законодательству, имеющему двояковое толкование и взаимно противодействующему, часто случается, что тяжущиеся, смотря по обстоятельствам, опираются то на адат, то на шариат. Естественное право сыновей наследовать по-ровну отцовское имение признано одинаково по-адату и по шариату, но состояние дочерей определяется ими различно; адат совершенно устраняет их от участия в дележе имения, тогда как по шариату дочь вправе получить третью часть имения, достающегося брату. Впрочем нужно заметить, что незамужняя сестра поступает обыкновенно по смерти отца на попечение старшего брата или дяди, которые обязаны содержать ее до замужества и сделать ей приданое. Если отец, умирая, не оставил после себя сыновей, то имение делится на две равные части: одна половина отдается дочери, другая ближайшему родственнику; если несколько дочерей, то имение делится на три доли: две принадлежат дочерям, а третья родственнику.

Закон наследования по одной нисходящей линии не соблюдается у Чеченцев, когда нет прямых наследников, имение сына вновь переходит к отцу, который предпочитается братьям и племянникам ; точно так же дядя во многих случаях предпочитается двоюродным братьям. В Чечне, где почти нет понятия о личной недвижимой собственности, домашнее имущество, временно приобретенное трудами каждого из членов семьи, должно между ними делиться по-ровну, потому что каждый, не исключая самого отца, одинаково участвовал в его приобретении.

Право собственности не имеет в Чечне другого основания, кроме личного труда или
насильственного завладения, а потому неудивительно, что отец обязан во-всякое время по требованию сыновей делиться с ними, а в случае смерти одного из них имеет право наследовать его имущество предпочтительно пред другими членами семейства.

Жена не наследует мужу, но может выйти за ближайшего eго родственника, если тот пожелает ее взять, в противном случае она получает 4-ю долю из имущества мужа и приобретает право свободно располагать собою. Принесенный ею в замужество калым? подарок жениха и другое имущество делится между детьми, с соблюдением тех же правил, что и в дележе отцовского имения , т. е. чтобы доля сестры составляла третью часть братниной доли; если же бездетна, имущество ее возвращается в дом родительский, или переходит к ближайшим ее родственникам. По неимению прямых наследников, к которым перечисляется и отец, имение покойника переходит в боковые линии, при чем родные братья предпочитаются племянникам, племянники дядям, а дяди двоюродным братьям.
Кроме того, есть обычай, по которому постороннее лицо заменяет всех прямых наследников.

Хозяин наследует после своего кунака, умершего у него в доме, все вещи, какие при нем находились, хотя бы у покойника были самые близкие родственники. Этот обычай основан на том понятии, какие все горцы вообще имеют о гостеприимстве: куначество считается на равне с родством и потому хозяин, наследовавший после своего кунака, обязан принять на себя его канлы , если он за ним считается, как и все её родственники. Долги, оставшиеся после покойника, должны быть уплачены из имения прежде раздела его между наследниками, если между ними и заимодавцами не существует особой сделки. В случае если бы заимодавец объявил претензии, когда имение уже разделено, — долг распределяется по-ровну между всеми наследниками мужского пола.

Когда умирающий не имеет родственников, то ему предоставляется право завещать свое имение кому он пожелает. Это, можно сказать, единственный случай, в котором духовное завещание покойника имеет полную силу. Когда же у него есть родственники, он не может ни под каким предлогом отстранить их от законного наследства в пользу постороннего лица. Посмертные пожертвования в мечеть и на богоугодные дела дозволяются, если они не превышают третьей доли имения. Составление духовного завещания принадлежит духовным лицам, оно пишется кадием или муллою со слов желающего передать свою последнюю волю, в присутствии двух свидетелей и с приложением их печатей. Составленная таким образом духовная хранится у завещателя и по смерти его-получает законную силу.
Ввод во владение наследников производится тоже через духовное лицо. Кадий обязан, тотчас по объявлении ему о смерти кого либо из жителей его аула, составить подробную опись всего имения умершего и заботиться об его целости, до тех пор, пока не кончится раздел между наследниками ; тогда он им сдает имение по описи, а если они малолетны, то опекуну их. Исполнение в точности воли умершего возложено на кадия; назначение душеприкащиков особою волею покойника допускается только за отсутствием кадия, так напр., если Чеченец умирает на чужой стороне. В случае малолетства наследников, управление имением принадлежит по праву ближайшему родственнику, дяде или старшему брату, а если их нет, то кадию. Опекуну не предоставляется никакой доли из доходов имения, но зато он и не обязан давать отчетов в своих расходах, лишь бы только имение было сохранено в том виде, как оно принято по описи кадия, и состоящий под опекой содержался прилично своему состоянию. Если родственники заметят недобросовестные действия опекуна, растрату доверенной ему чужой собственности или дурное обращение с сиротою, то имеют право жаловаться кадию, который разбирает дело и, если найдет опекуна виновным, сменяет его и принуждает отвечать за растрату своею собственностью.

Совершеннолетие полагается в 15 лет. Тогда кончается опека — и опекун, в присутствии кадия и родственников, сдает имение своему питомцу согласно той описи, по которой сам его принимал, недостаток он обязан пополнить из своего. Само-собою разумеется, что женщины не допускаются к опеке.
Если старший брат совершеннолетен, то может требовать выдела себе части имения. Для этого он обращается к кадию, который с двумя или тремя свидетелями, разделив поровну все имение, кидает жребий, и та часть, (которая придется на долю старшего брата, поступает в собственность последнего.

Подробности суда и расправы по адату и шариату. До окончательного замирения Восточного Кавказа правом адата пользовались и все покорные Русским общества Чеченцев. Однакож, имея ввиду, что это шаткое право не ограждено силою закона или какой-либо исполнительной власти, Чеченцы всегда искали содействие начальства. Вследствие такого отсутствия порядка и правильной организации общества, по проекту бывшего начальника левого фланга Кавказской линии /нынешнего Наместника/, Генерал-Адъютанта Князя Барятинского, основанному на просьбе всех обществ покорных Чеченцев, в 1852 году, по Высочайшему соизволению, был учрежден в креп.

Грозной Чеченский суд /Мэхкемэ-Ча-чани/. Этот суд, под председательством штаб-офицера, составляют: кадий, решающий дела по шариату, и три старика, знающие адат, для разбирательства дел по адату. В мэхкемэ имеется книга для записи приговоров его, за исполнением которых наблюдает Управление Чеченского.народа, употребляя в необходимых случаях понудительные меры.
Обряд суда по адату. Противники, желая кончить дело по адату, бывают вызываемы и являются сами в Мэхкемэ-Чачани. Старики выслушивают отдельно каждого из разбирающихся и затем произносят приговор.

Определение стариков в приговоре должно быть единогласно.
Для обвинения необходимо, чтобы истец представил с своей стороны одного или двух свидетелей.

Свидетели должны быть совершеннолетние, мужского пола и не могут быть из рабского сословия / лай/.

В случае же, если-бы истец не нашел свидетелей, виновный оправдывается присягою на коране*.

Сверх того должны присягнуть в его оправдание еще 6 посторонних лиц.
Часто случается, что обвинитель, боясь мщения, доказывает вину преступника не гласно, а тайно. В таких случаях адат требует от ответчика оправдания присягою 6-ти человек, из которых 3 предоставляется выбрать самому ответчику, а 3-х обязан назначить истец. Этот последний, в число 3-х выставляемых им свидетелей, назначает так называемого доказчика, который, будучи уверен в вине преступника, не принимает присяги и тем уже обвиненный изобличается в преступлении.
Так как в адате, как мы выше сказали, нет исполнительной власти, то может случиться, что обиженный не в состоянии принудить противника разбираться с ним; тогда по адату предоставляется обиженному право во всякое время украсть у обидчика лошадь или

_________________________________________
* Чеченцы мало уважают присягу и по адату за свидетельство, подкрепленное ложной клятвой, не положено никаких наказаний. Поэтому к присяге прибегают по необходимости, в таких случаях, когда за неимением ясных доказательств, дело решить было-бы затруднительно. Впрочем, в делах, где свидетельствуют присягою для обвинения, правилами, изданными для управления Чеченцев, постановлено подвергать обличенных во лжи и фальшивой присяге той ответственности, какой подвергается по приговору суда обвиненное ими лицо. какую либо ценную вещь с целью принудить его разбираться с собою; в таком случае он представляет похищенные вещи старикам, которые, оценив их, выделяют ему из них ту долю, на которую он имеет право, остальную-же возвращают хозяину.

Такое же право предоставляет адат и слабому при тяжбе с сильным. Случалось, что обидчик был лицо, имевшее такую силу в обществе, что и сами старики не могли принудить его к исполнению приговора. В этих случаях обиженный, бывало, собирал свое имущество, оставлял аул, в котором не находил правосудия, и бежал туда, где по родственным связям имел больше защитников, и с помощью их старался украсть у обидчика лошадь, оружие или какую-нибудь вещь, дабы принудить его таким образом к исполнению приговора.

Какие дела и преступления рассматриваются адатом? По адату разбираются преимущественно дела о воровстве, обиде женщин, поджогах и поранении. За тем дела об убийстве, о разделе имений, о брачных разводах и т. п. разбирались шариатом.

Впрочем, после учреждения военных округов по Высочайше утвержденному положению об управлении Кавказскою Армиею, 1-го Апреля 1858 года, управление покорными горцами во многом изменилось и между прочим шариату предоставлена только малая доля участия в судебных делах, именно, по делам касающимся до веры и совести.

Определение адата. За воровство виновный обязан платить истцу двойную цену похищенного, а также издержки, употребленные на доказчика. За поджоги и поранения виновный удовлетворяет обиженного по мере причиненного им вреда и в последнем случае платит лекарю за лечение раны.

Сверх того, во всех этих случаях виновные обязаны с повинною головою, при посредничестве уважаемых людей, просить прощения у обиженных, поднося им при этом подарки, состоящие из материи или других каких либо вещей, ценою от 30 до 50 рублей, и напитков, — браги или водки.

Для исправления же поведения замеченных неоднократно в преступлениях людей, — они, кроме удовлетворения по адату, подвергались наказанию, как-то: ссылке в отдаленные места России на сроки; в кр. Георгиевск на крепостные работы, тоже на срок, и содержанию под арестом на местной гаупт-вахте от одного до двух месяцев /смотря по преступлению/.

За нарушение чести незасватанной девицы виновный отвечает 18 штуками рогатого скота; но если девица будет засватана кем либо, или оскорбление нанесено замужней женщине, тогда виновник отвечает 80 штуками рогатого скота, если, впрочем, на это будут согласны родственницы обезчещенной особы; в противном случае, он должен послать в распоряжение мужчин — родственников обиженной, свою жену, если женат, или сестру, или даже мать."

Берже А.П. - Чечня и чеченцы - 1991
https://vk.com/doc1410483_372376586?...154c0528f54a3b
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:27   #29
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

К сожалению многие тексты идентичные, особенно длинные, стараюсь не допустить повторов, кроме как мелких упоминаний. У московитянина и Берже почти одно и то же, и много про адата, привычек и прочее.
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Старый 06.05.2018, 00:40   #30
Ters-Maimal
хабиби
 
Аватар для Ters-Maimal
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,707
Вес репутации: 228
Ters-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможноTers-Maimal невозможное возможно
По умолчанию

Дубровин Николай Федорович

История войны и владычества русских на Кавказе: Том I. Книга 1

Чеченцы (нахче).

"Подобно черкесам, чеченцы горды, тщеславились своею независимостью и верили в широкую будущность своего народа и своей родины. Покидая с трудом свое отечество, чеченец спешит как можно скорее вернуться под свое родное одеяло - так называют они свои леса. Даже отправляясь на богомолье, туземец сохраняет присутствие духа только до тех пор, пока его провожают родные. Чеченцы считают себя народом избранным самим Богом, но для какой именно цели они предназначены и избраны, объяснить не могут. Вследствие такой самоуверенности, они полагают, что ни в своих взглядах на жизнь, ни в своих мнениях и приговорах, ошибиться не могут. От этого у них часто проявляется недоверие ко всему сказанному нами, ко всем действиям нашим, клонящимся прямо в их пользу. Мнительность и подозрительность, а следствие того большая осторожность и предусмотрительность, видна во всем том, что исходит прямо от самого народа. Они ласковы, по собственному их выражению, только потому, чтобы не подать подозрение о склонности к воровству и грабежу. На слово чеченца положиться нет возможности. Он вас любит как брата, но горсть серебра - и он готов отдать вас в самые адские руки. "Как прежде он делил с вами вашу тоску, сам плакал, смотря на вас, считая вас выше себя, целовал даже ваше руки - так после засмеется на ваши слезы и захохочет, как над ребенком, при вашем грустном взгляде при прощании с ним. Серебро тогда изменяет в нем все. Как красив он и строен, так точно и гнусен порой. Склонность ко всему прекрасному и скорый переход ко всему дурному поразительны".

Причину такой испорченности характера надо искать в кровавых переворотах, которым подверглись чеченцы от нашествия и раззорений иноплеменников и в борьбе с лишениями всякого рода. Добрая нравственность народа только и поддерживается еще прежними преданиями старины, сказаниями о патриархальных временах, когда понятия их были девственны и чисты."

"Фанатизм несколько возвышал их душу и они готовы были гибнуть за веру. Худо одетый, под дождем, босой, по грязи, без теплой пищи - чеченец, во имя веры, переносил терпеливо и усталость и болезнь.

Умственное развитие чеченцев далеко опередило нравственное: они очень искусные дипломаты, как между собою, так и с русским правительством. Они чрезвычайно тонки, осторожны, дальновидны в своих действиях, чему способствует их врожденная недоверчивость, а главное безпрерывная насилия и вечная война. Чеченец богато одарен умственными способностями, но, к сожалению, и они получили фальшивое направление, при той обстановке, при которой он развивался."

Страница 420-422

"Все общества чеченского племени выселились, по сказанию самого народа, из Ичкерии и верховьев р. Аргуна, пришли на новые места с одинаковыми правами, и потому чеченцы народ демократический, не имеющих ни князей, ни дворян. Общественный быт этого народа отличался тою простотою и патриархальностью, какая принадлежит первобытным обществам, до которых не коснулись еще современные понятия о началах гражданственной жизни. Оттого у чеченцев нет сословных подразделений, какие существуют у других кавказских народов или составляют исключительную характеристику обществ европейски организованных.

Все чеченцы пользуются одинаковыми правами и составляют один общий класс узденей, без всякого подразделения на сословия.


- Мы все уздени, говорят чеченцы, понимая под этим словом людей зависящих только от себя (1).

При существовавшем в народе равенстве, уважение и почетное звание приобреталось богатством, умом, заслугами, строгим исполнением главных оснований религии, постом, молитвою и различного рода благотворительностью. Чувство благодарности заключено в природе каждого. Человек, получая в нужде пособие, проникается благодарностию и расположением к благотворящему. На этом расположении и родственных связях и основывалось нравственное влияние некоторых фамилий, приобретавших значение в народе, выдвинувшихся, так сказать, из толпы и сделавшихся первенствующими. Фамилия, бравшая перевес над другими значительною числительностию ее членов, естественно становилась во главе других, потому что была гораздо сильнее. Сила и значение весьма заманчивы, а в особенности тогда, когда на них основывается благосостояние человека. По этому и чеченцы, при отсутствия у них аристократического начала, охотно стремились к преобладанию и каждая фамилия кичилась перед другою древностию своего происхождения, прошлою и настоящею силою, и в особенности тем значением, которым она пользовалась во время полной независимости чеченцев и до подчинения их власти Шамиля. От того и у чеченцев "ни качества личныя, ни заслуги, никогда не выкупают происхождения человека от слабой фамилии или происхождения безфамильного, т.е. происхождения людей, предки которых были персияне, дагестанцы и т.д." Такое нравственное превосходство фамилии признается и всем народом.

___________________
(1) Слово уздень на чеченском языке произносится ёзюданъ и происходит от слов езю-от и данъ-себя т.е. независящий от других, а только от себя. *

Чеченцы считали у себя четыре первенствующих фамилии, которыя, пользуясь своим влиянием, присвоили себе происхождением от каких то родоначальников, будто бы когда то владевших чеченским народом. У назрановцев считалось также четыре главных фамилии, из среды которых и выдавались всегда аманаты.

Не оспаривая выдуманной родословной, чеченец, пожалуй, расскажет вам происхождение каждой фамилии, но тут же непременно прибавит, что эти фамилии не княжеския и не владельческия, что все чеченцы равны между собою; что все они без различия дворяне; что князей у чеченцев никогда не было, и что народ этот никогда и никем не был завоеван. Чеченец справедливо заметит, что члены таких фамилий пользуются одинаковым правом и уважением в обществе, как и каждый старик, известный своим умом, опытностию и наездничеством.

Такие старики бывали в Чечне судьями, к которым обрашались как в частных ссорах и тяжебных делах, так и в делах, касавшихся до целого общества.


Отсутствие аристократических сословий не удержало чеченцев от появления у них немногочисленного разряда личных рабов, по происхождению своему не принадлежащих коренному населению, а происшедших из числа военно-пленных, захватываемых чеченцами во время набегов. Хотя состояния всех без исключения рабов в сущности было совершенно одинаково, но чеченцы разделяли их на две категории: лаи и иессиры, или ясири.

Лаями назывались те пленные, которые, по давности своего плена, забывали свое происхождение и разорвали всякую связь с отечеством, из которого были похищены они сами или их родители. Сословие эти пополнялись потомством, происходящим от браков или просто связей пленных с пленницами, или лаев с пленницами. Те же из пленных, которые, по давности своего плена, помнили еще свою родину и по родным своим связям надеялись на выкуп, назывались иессирами, или ясырями.

Главное различие между тем и другим сословием было то, что ясырь мог быть выкуплен, а лай - никогда. Владелец ясыря, надеясь получить за него выкуп, обходился с ним снисходительнее, чем с лаем, которого он считал своею неотъемлемою собственностию. С потерею же надежды на выкуп, ясырь точно также лишался снисходительности своего господина и с ним поступали как с лаем.

Положение этих зависимых сословий в Чечне отличалось тем безусловным рабством, которое существовало в древнем мире. Раб не считался членом общества-это была вещь господина, имевшего над ним неограниченное право и власть, на основании которой он мог продать его, наказать и лишить жизни.

Рабы могли владеть приобретенною собственностию только до тех пор, пока господину не вздумается отнять у раба все его имущество. Оба сословия рабов были прикованы к своим владельцам. Каковы бы не были притеснения и жестокости, раб не мог оставить своего владельца и перейти к другому. Случалось, что рабы, испытывая постоянныя и жестокия притеснения, искали защиты у сильного или уважаемого человека, который, принимая их к себе в дом, делался, так сказать, посредником между рабом и его господином. Стараясь уговорить последняго быть снисходительнее и мягче, посредник не мог однако же оставить лая у себя, против воли хозяина, из опасения преследования, как за воровство.

Таким образом участь раба совершенно зависела от его владельца.

Если владелец обходился с ним ласково, то рабу было хорошо; жесток был владелец - рабу было невыносимо, но изменить или улучшить свое положение он не имел ни сил, не средств. Справедливость требует заметить, что вообще чеченцы обращались с своими рабами довольно ласково, и если еще при этом он был мусульманин, то считался скорее младшим членом семьи, чем бесправным рабом. "Он служил старшим членам точно также, как слушать и теперь дети отцу, младшие братья старшим". Понятно, что, при таких условиях и взгляде чеченцев, рабское происхождение не могло считаться постыдным.
Оно так и было в действительности.

Отпущенный на волю раб, как сам, так и его дети, пользовались правами коренных чеченцев, и, со дня своего увольнения, он сразу становился в равныя отношения со всем обществом. В Чечне, как и вообще в Дагестане, все значение человека в обществе основано было на многочисленной родне; человек одинокий легко мог быть обиженным, не имел веса и влияния, и потому вольноотпущенные рабы не оставляли бывшего своего владельца, а поселившись около, старались жениться на одной из его дочерей или родственниц, чтобы через то сделаться членом его семейства или фамилий. Такие отпущенники носили название азатовь.

Отпустить раба на волю можно было только письменным постановлением, написанным кадием и скрепленным им и двумя свидетелями. Точно так же поступали и тогда, когда раб сам откупался на волю. Тогда он передавал откупныя деньги владельцу непременно через кадия.

Хотя у чеченцев и не существовало сословий в том смысле, как мы понимаем это слово, но, "на основании того социального закона, что безусловного равенства быть не может", чеченцы делились на касты, различающияся между собой занятиями.

"Пропуская духовных, говорит П. Петухов, и так называемых почетных-влиятельных, назовем здесь три главныя касты: ишлейгенъ-трудящиеся, уручи-воры, чонгури-балалаешники".

Ишлейгенъ - земледелец, человек заметный с первого взгляда, не обращающий на себя особенного внимания, но живущий собственным трудом. Платье его постоянно оборвано и пропитано потом, оружие или, лучше, кинжал его не затейлив, голова часто не брита по нескольку недель, и мозолистыя ладони рук его трудно сгибаются. Ишлейгенъ не разговорчив, не любит терять слова по пустому и занимается своим хозяйством, об улучшении которого только и хлопочет. Он религиознее других своих собрати, раньше других приходит в мечеть и становится где нибудь в углу, а по окончании молитвы, не занимаясь праздною болтовнею, спешит домой.

К разряду воров-уручи принадлежат преимущественно молодые люди, от 15 до 30 лет. Они голы как соколы, вечно в долгах, в лохмотьях, но имеют исправное оружие и все приспособление для воровства. В кармане их всегда имеется фитиль, натертый воском, спички, есть и инструмент для кровопускания, чтобы, после длинных и быстрых переездов, в случае надобности пустить лошади кровь. Воровская жизнь приучила их к осторожности, одиночеству и скрытности. Уручи трудно сходится с кем бы то ни было; кроме сотоварища по ремеслу, не отвечает прямо на вопрос и никогда не укажет место своего жительства. Характер его глубоко испорчен; он отчасти атеист и человек, которому принять ложную присягу ничего не значит, но признаться в воровстве большой позор и стыд. Имея знакомство в отдаленных обществах и извидав все тропинки в днем и ночью, он мог бы служить отличным проводником, еслибы не был двуличен. Уручи знает все новости и, хватая их на лету, он рассказывает потом слышанное с собственными комментариями и добавлениями. Он ест все что попадается, пьет вино, курит трубку, хороший табак в кукурузном листе и махорку в оберточной бумаге. Люди эти жаждут общественных безпорядков, происшествий, словом чего-нибудь такого, чтобы могло отвести внимание общества от наблюдения за их занятием.

Уручи тунеядец, точно такой же тунеядец и чонгури (балаешник).

"Этим именем, говорит П. Петухов, называются не исключительно только играющие на чонгуре-балалайке, но все, кому могут быть отнесены эпитеты: шарлатан, франт, дон-Жуан-последние два в том не прямом смысле, какой приняли эти слова, войдя в русскую речь. Чонгури может быть и игрок на балалайке, да такой чонгури и дал имя этому разряду людей. Молодой человек, благообразной физиономии, в высочайшем папахе, с поднятыми высоко газырями, с беспечным и праздным видом - и есть чонгури. Руки его не знают мозолей, потому что, принадлежа преимущественно к семье, где есть помощь, т.е. братья-работники и сестры-работницы, он сам не занимается ничем, требующим напряжения сил. Впрочем, его можно встретить в толпе молодежи и девушек, когда выходят полоть кукурузу и-еще более-собирать ее. Там песни, хохот, шутки-главная пища балалаешника. Ветренный и легковерный, он главный алармист в народе. Случайно и вскольз услышанную от приезжего иноплеменника новость, или намек аскеты-муллы, он тревожно вносит в кружки, собирающияся на буграх аула по закате солнца и составляющие местные митинги (1)."

Все сословия чеченского народа в старину делились на тайпы - отдельные общества, и гар или тухумы-роды, которые, по свидетельству некоторых, носят название тех аулов, из которых вышли их родоначальники, при общем переселении этого народа на равнину. Аулы эти почти все находятся в Ичкерии, Аухе и по ущельям Аргуна, Мартанки, Валерика и других притоков Сунжи, и только немногие из них лежат выше, в горах Чеберлоевских, в соседстве вечных снегов.

В прежнее время, до призвания чеченцами Шамиля, у них не было никакого общего управления: каждый тухум управлялся отдельно и не вмешивался в дела соседей. Старший в роде был посредником и, вместе, судьею в ссорах и тяжбах, происходивших между родственниками его тухума.

В ауле или селении, где жило вместе несколько тухумов, каждый из них выбирал своего старика-родоначальника, и тогда ссоры и иски между лицами разных тухумов разбирались уже выбранными стариками вместе.

Круг обязанностей подобных стариков был весьма ограничен и власть их почти ничтожна. Решения их не были обязательны и исполнение зависело от тяжущихся, точно также, как и судиться к ним приходили только те, кто хотел. Остальные сами преследовали врага и, минуя стариков, производили с ним расправу, такую, какую хотели: за кровь мстили кровью, за обиду обидою. Случаи эти были однакоже не часты, но вообще суд и решение стариков были в большом уважении у чеченцев. Врожденное чувство к сознанию в необходимости некоторой подчиненности, как непременное условие существования всякого общества, существовало у чеченцев и было оплотом, ограждавшим столь слабую гражданскую власть от разрушительных порывов необузданной свободы полудикого народа, избегавшего всякого ограничения своей воли. Чеченец невольно покорялся уму и опытности, и часто добровольно исполнял приговор, осудивший его.

Важные дела, касавшияся целой деревни, общества или тухума, решались на мирских сходках, куда шел каждый, кто хотел, и говорил, что знал. Кто нибудь из жителей, задумавший поговорить о важном, по его мнению, деле, взбирался на крышу мечети и оттуда сзывал народ. Все мужское население деревни спешило на его призыв, и таким образом перед мечетью составлялась мирская сходка.

Сходки отличались всегда шумом, криком и-кончались иногда жесточайшей дракой. Часто ссоры принимали такие размеры, что все население деревни делилось на две враждебные половины, и побежденная должна была оставить свое место жительство и селиться на новых местах.

Если предложение созвавшего на сходку было достойно внимания, оно принималось, а если нет, то все расходились без всякого негодования. Для чеченца всякая новость и шум были весьма занимательны, а сходить на площадь человеку праздному и ничем не занятому не только не составляло никакого труда, а напротив, было развлечением. Сходки долгое время составляли у чеченцев главное основание общественного управления и устройства.

Впрочем, по сказанию стариков, было одно время, когда сами чеченцы сознали необходимость власти, для скрепления разроненнаго общества в одно целое. Первою попыткою к этому было призвание князей Турловых, деятельность которых, как мы видели, обезпечила чеченцев от неприязненных вторжений их соседей, но не коснулась внутренняго управления страною. С уходом Турловых, народ, сознавая свою силу, предался буйству и потерял прежнее уважение к старикам. Буйная и разгульная жизнь сделала и самих стариков не разумнее малых; они сами, пока держались на коне, проводили время в разбоях и не знали ничего, что было в старину. Наконец народу наскучил беспорядок, и, с общего согласия, были отправлены в Ичкерию депутаты, с поручением узнать, как управлялся народ в старину, и просить у тамошних стариков совета, для водворения у них порядка. На совете, собранном в Ичкерии, было много толков. Старики затруднялись дать наставление и исполнить просьбу депутатов, не потому, чтобы у них не сохранились преданий, по потому, что, со времени выселения чеченцев с гор на плоскость, многое переменилось и у них самих.

С тех пор ичкеринцы стали магометанами, и многое, что повелевает религия, не согласно было с прежними постановлениями стариков; коран не сходился с прежними обычаями народа.

Старики думали, советовались, и наконец решили согласовать народные обычаи с догмами религии, в тех случаях, где это оказывалось возможным, не затрагивая, впрочем, свойственнаго народу разгула и самоуправства. Постановление стариков дало началу адату употреблявшемуся преимущественно тогда, когда народ, по своему характеру, не считал возможным судиться так, как предписано в коране. В делах же наследственных, духовных завещаниях и опеке, было определено разбираться по шариату.

Таким образом в Чечне было введено смешанное законодательство, составленное из двух противоположных начал: шариата, основанного на общих правилах нравственности и религии, и адата, или сборника обычаев народа полудикого, у которого основной и единственный закон был-право сильного. Произвольное употребление того или другого закона вело к тому, что адат распространялся и усиливался каждый раз, когда шариат падал, и на оборот. В начале нынешнего столетия, адат много потерпел от влияния русской власти, а потом от возникшего в Дагестане муридизма, совершено изменившаго прежния условия общественной жизни. Прежний адат оставался долгое время в своей силе только между чеченцами надтеречных деревень, Новом и Старом-Юрте, Брагунах и в чеченских аулах, расположенных на Кумыкской плоскости, но и здесь он изменился под влиянием русских законов."


Страница 451-457

"С раннею весною 1840 года, почти все Над-Теречныя и Сунженския аулы бежали за Сунжу, а в след затем и все остальные жители Большой и Малой Чечни, а также общества Качкалыковское и Мичиковское, отложились от нашего правительства.

Возмутившись против правительства и ожидая неминуемого наказания, те деревни, которыя находились на левом берегу р. Сунжи, не могли оставаться на прежних местах и принуждены были искать спасения в бегстве. Скрывшись в лесах они видели однакоже, что при своей разрозненности не могут защищаться от русского оружия, что для постоянного противодействия врагу необходимы энергия и единство в действиях, которое должно быть предоставлено воле и знанию одного человека. Таким человеком чеченцы признали Шамиля и решились обратиться к нему с просьбою о помощи и добровольно подчиниться его власти.

Такое обращение было как нельзя более кстати для последнего. Разбитый наголову под Ахульго, имам находился в самом бедственном положении. Бежав с поля сражения и не имея на себе даже черкески, Шамиль скитался из одного аула в другой, пока чеченцы не отыскали его в Шуэти, не предложили ему принять над ними бразды правления и стать во главе вооруженного возстния. Зная хорошо народ, с которым ему предстояло иметь дело, его непостоянство и своеволие, Шамиль согласился приехать в Чечню, после продолжительных переговоров, и тогда только, когда чеченцы дали ему присягу в том, что будут строго выполнять все издаваемыя им постановления.

Появившись в Урус-Мартане, Шамиль прежде всего начал с того, что потребовал аманатов из тех семейств, которыя пользовались наибольшим уважением и влиянием в народе, и навербовал к себе муридов из лучших фамилий. Мерами этими он привязал к себе первейшия чеченския семейства, так что последовавшия за тем обстоятельства: движение наших войск в Чечню и уничтожение аулов, не только не послужили к упадку, а, напротив того, упрочению власти Шамиля."

Страница 465

http://constitutions.ru/?p=3634
http://www.runivers.ru/lib/book3084/9700/
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Ters-Maimal вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
военная демократия, история чечни, мехк-кхел, чеченская история, чеченская республика

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 02:26. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.11
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions Inc. Перевод: zCarot