Старый 01.08.2018, 23:18 #1
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию Чеченские похороны

В.Шлипнев. Памятники погибшим за Газават в селе Шали. 1925 год.
Нажмите на изображение, чтобы открыть его в исходном размере.

Чеченская девушка. Г. Гагарин
Нажмите на изображение, чтобы открыть его в исходном размере.
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:20 #2
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

Дубровин Николай Федорович

История войны и владычества русских на Кавказе: Том I. Книга 1

Чеченцы (нахче).


"Однообразная семейная жизнь чеченца изредка нарушается не многочисленными праздниками, свадьбами, да белезнию, или смертью родственника или ближнего. Попечение о больных также лежит на обязанности женщины: она и ходит за больным, и лечит его, употребляя для того домашние и известныя ей средства. Но если медицинския подособия окажутся не состоятельными и больной отойдет в вечность, тогда всеобщий плач подымается в сакле. Когда родственники больного видят, что наступает последний час, тогда посылают за муллою, который читает над ним ясын - отходную молитву.

Во время чтения женщины громко плачут, бьют себя в грудь, царапают лицо, рвут волосы и это продолжается до тех пор, пока больной не скончается. С его смертью женщин тотчас же выгоняют из комнаты или силою заставляют прекратить оплакивание, как выражение скорби совершенно противное духу магометанской религии. Природа женщин берет однакоже свое. Скрывая свое горе, она томится им и ищет случая выплакать его и тем облегчить себя. Выбрав для того время, она отправляется в лес, забирается в сарай, или просто в темный угол соседней комнаты, и там, без голоса, без слов, льются горячие слезы.

Мулла между тем приготовляет умершего к погребению. Он кладет его на чистую дубовую доску, берет кувшины воды и омывает тело, которое потом и обвертывает несколькими кусками полотна или белой шерстяной материи: иногда же обертывают в халат, концы которого завязывают на голове и ногах.

Положив вату в рот, глаза и уши умершего, мулла завязывает саван, двумя не широкими полосами холста, пад головою умершего, а другою ниже ног его. Приготовленное к погребению тело оставляется на постели и родственники тихо оплакивают.

Печальное известие о кончине скоро разносится по аулам и все соседи из окрестностей, мужчины и женщины, родные и знакомые, спешат к сакле умершего, при чем мужчины - родственники покойного, обязаны привезти с собою барана или принести деньги семейству умершего, иначе оно прекратит с ними всякую родственную связь.

Похороны составляют для женщин настоящий праздник, потому что, только по этому случаю, им дозволяется собираться из других аулов и составлять свое общество. Отправляясь в дом умершего, они идут отдельно от мужчин и, с приближением к аулу, начинают плакать. Плач этот производится так: одна из наиболее опытных и красноречивых принимает обязанность запевалы. Ударяя себя в лицо, то одним, то другим кулаком, она поет хвалебную песню умершему, при чем, после каждого периода ея песни, сопутствовавшия ея и молчавшия женщины вскрикивают все в один голос: гададай! что означает, по чеченский, беда. С таким пением женщины доходят до двора, посреди которого лежит постель, а на ней платье покойника. Сидящия вокруг постели одноаульныя женщины, завидев приближающихся соседок, встают и начинают также оплакивание, но уже с новою церемониею: четыре человека из дальних родственниц умершего становятся по средине, а их окружают все остальныя женщины. Одна из родственниц исчисляет все те доблести, которыя отличали покойного в сей жизни, указывает на те мудрые планы, которые задумывал он, но увы! скорая смерть помешала привести ему их в исполнение. На все эти восхваления, толпа окружающих женщин отвечает одним словом гададай и ударами в грудь кулаками.

Случается иногда, что женщины, войдя во внутренность сакли, располагаются вокруг вдовы или матери умершего. Последняя сидит неподвижно, в изорванном платье, с распушенными волосами, открытою грудью, с печальным видом и опушенною на грудь головою. Приглашенный на эту печальную церемонию, хор парадных плакальщиц начинает свою импровизацию, которая иногда произносится и самою вдовою. Одна из женщин, особенно хорошо умеющая исчислять добродетели и воинственную отвагу, начинает речетативом первый куплет печальной песни, а прочия плакальщицы, исподволь и одна за другою, присоединяют свои голоса к поющим, и исчисляют подвиги покойного, доброту его сердца, любовь к семейству и подруг, лишившейся на всегда и ясный дней, и нежных ласк своего возлюбленного.

- Она осиротела, как ласточка со своими птенцами - поет запевало. Кто защитит и утешит горькую? Кто даст приют сиротам ея? Кто подавал ей руку радости - того уж нет. Уснул тот непробудным сном, чья грудь так сладостно согревала несчастную, уснул и оставил другу своему, своим родным и знакомым только одну скорбь неутешную...
При этих словах, вдова бьет себя в грудь и царапается до крови лицо.
Все смолкает после плача женщин, как бы для этого только, чтобы дать вдове несколько оправиться и приготовиться к оплакиванию умершего мужчинами, которые до этого времени оставались на дворе при входе в саклю. Они входят в комнату по одному или по два, молча опускаются на колени перед вдовою, не произносят никакого утешительного слова и раздирают до крови слов лоб. С появлением крови на лице встают и молча, с поникшею головую, выходят на открытый воздух.

Конечно, странно было бы предполагать искренность чувств в таком плаче и самоистязании: этого, в действительности, нет ни капли. Едва только окончится церемония оплакивания, как между присутствующими заводится самый оживленный разговор, среди которого забывается и горе, и печаль, точно как у беседующих все благополучно и никто не умирал.
Здесь важный не слезы, а та приверженность к старине, застой общественного мнения и буквальное исполнение патриархальных обычаев, из за которых чеченец царапает себя в кровь лицо, но не решается нарушить завет предков.

Поздно вечером возвращаются по домам посетители, а "те, которые пришли из дальних аулов, остаются ночевать у семейства покойника. Таким образом собирается в дом семейства покойника каждый день около двух сот женщин, и этот сбор продолжается три дня и иногда целую неделю. Число посетителей зависит от большого или меньшего родных и знакомых умершего: чем больше они имели родных и знакомых, тем больше народа собирается на его похороны. Что касается до мужчин, то они преимущественно собираются в день похорон, когда их бывает нередко человек до пяти-сот, считая в том числе и мальчиков, приходящих с торбочками, чтобы класть в них мясо, которое достанется на их долю на похоронах".

Положив покойника на арбу, его отвозят или относят на могилу, согласно требованиям мусульманской религии в самый день его смерти. Исключение делается в случае неожиданной, скоропостижной смерти и тогда умершего хоронят в течение трех дней, с той целию, чтобы дать возможность родным и знакомым повидаться в последний раз и проститься с умершим, тогда как при продолжительной болезни, предшествовавшей кончине, прошение это совершается при посещении больного.

Сочувствуя печальную церемонию до конца аула, женщины, по выходе из него, возвращаются в дом умершего и, севший кружок, начинают опять оплакивать его, пока не позовут их есть.

Если, при следовании печальной процесси, встречается на пути другое кладбище, то поезд останавливается и мулла читает молитву за упокой всех умерших (доадер), при чем все присутствующие , подняв к верху руки, держат их так несколько секунд, обращенными ладонями к лицу.

В могиле, с боку, делается углубление, в которое и кладется покойник, головою на западе, а лицом к Мекке, так чтобы он лежал на правом боку. С ним вместе кладется молитва, написанная муллою и заключающая в себе текст из корана. По верованию народа, душа умершего при всеобщем воскресении, не прежде достигнем эдемских ворот, как по прочтении этой молитвы или текста.
Закрыв доскою, утверждаемою наклонно к ногам умершего, то углубление, в которое положен покойник, могилу засыпают землею. После закрытия ея, мулла берет с могилы горсть земли и садится с нею читать молитвы из корана, а потом разсыпает эту горсть по могиле. Ему подают кувшин с водою или полотенце или, вместо него, кусок полотна, которое он берет потом себе.

Все присутствующие удаляются на значительное расстояние от могилы, а оставшийся подле нея мулла снова читает молитву и три раза поливает из кувшин могилу в головах похороненаго. Исполнивши это, он быстро удаляется от могилы. "По поверью мусульман, говорит Ипполитов, или, как уверяют муллы, по сказанию их священных книг, в то время, когда налитая на могилу вода касается тела умершего, он оживает и спрашивает присутствующих: зачем они оставляют его одного? Горцы верят, что тот, кто услышит этот голос, становится на всегда глухим. В следствие то подобного убеждения, они и отходят от могилы на такое расстояние, чтобы нельзя было слышать не слов, не голоса мертвеца".

После того на самом кладбище происходит угощение. Если в это время кто нибудь пройдет мимо, то его или приглашают принять участие в поминках, или же непременно вынесут ему на встречу чего нибудь съестного. Блины составляют почти у всех непременную принадлежность стола во время поминок; кроме того, приготовляется сладкое тесто из кукурузной муки, смешанной с медом, с маслом и обжаренной на огне. На поминки убивается корова или несколько баранов. Мясо режется на куски, все хлебное и мучное - треугольниками и раздается всем присутствующим.

На другой день после похорон, до разсвета, собираются в доме покойника все те же женщины, которыя были при похоронах, и с первым лучем солнца отправляются на кладбище. Главным действующим лицом в это церемонии бывает вдова или мать умершего; ближайшие родственницы ведут ее под руки, посреди толпы, которая хором поет последний прощальный привет умершему. За несколько шагов до мест погребения, вдова вырывается из рук родственниц, бежит вперед и падает на могилу. Причитая и громко рыдая, она остается в таком положении до тех пор, пока ее не оторвут от могилы, и за тем процессия молча возвращается домой.

Мулла отправляет на могилу муталима (своего ученика), который и читает там молитвы три дня и три ночи. Иногда же чтение корана одновременно производится в доме умершего.

На другой день после погребения, родственники устраивают похоронный пир, для которого режут много скотины и баранов. На дворе собирается народ, пришедший на похоронную тризну; его размешают группа по пяти человек каждая, и подают столько говядины и баранины, чтобы каждому из присутствующих досталось по значительной порции.

Обычай требует, чтобы все родные и знакомые от времени до времени собирались, как говорится, потужить о покойнике. Тогда, не доходя до дома шагов с десять, они начинают завывать и при этом один бьет себя в грудь, другой рвет на себе волосы, а третий царапает лицо. Каждый, вновь пришедший, останавливается перед толпою: все поднимаются и читают особую молитву, в конце которой, про слове фатаа, схватывают свои бороды. Во многих обществах вдова в течение года остается в одном и том же платье и белье, которое было надето на ней в день смерти: это заменяет траур. Последний иногда носится в течение двух и даже трех лет.

Горцы твердо убеждены, что на том свете покойник остается лежать на своей постеле до тех пор, пока по нем не сделают поминок; оттого родственник умершего и стараются устроить поминки как можно скорее, не смотря на значительные расходы, чем похороны; на них собирается больше народа; на поминках не достаточно зарезать много скора и баранов, но необходимо приготовить значительное количество пиво и араки, надо починить и привести в исправный вид платье покойного; черкесы, бешмет, башлык и другие вещи, предназначаемыя для приза тем, которые в честь покойного пускают своих лошадей на скачку. Из всех лошадей, приводимых на показ родственникам, выбираются четыре лучшия, которыя, за день до поминок и в сопровождении проводника, отправляются в один из дальних аулов к одному из родственников или знакомых. Во время такого переезда, проводник имеет в руке белый значек, а каждый из четырех всадников держит ветвистые палки, с привешенными к ним яблоками и орехами. Палки эти отдаются почетным старшинам того аула, где назначен ночлег всадникам, а одна из них предоставляется тому лицу, у которого всадники ночуют. "На следующий день, пишет Чах Ахриев, рано утром, они выезжают от него в обратный путь, при чем проводник их меняет свой значек. Сначала они идут шагом, а когда остается верст пятнадцать до аула, то пускают своих лошадей во весь опор. Между тем каждый из хозьяев отправленных лошадей собирает наездников, чтобы встретить сними свою лошадь. Обязанность встречающих состоит в том, чтобы подгонять скачущую лошадь. От побоев и от большого пространства, назначаемого для скачки, все скачущия лошади обыкновенно сильно утомляются и еле еле могут дотащиться до места, так что даже первая лошадь доходит до него только рысью".

Первая прискакавшая лошадь получает приз, состоящий из черкески покойного, вторая - бешмет, третья - башлык и ноговицы, а четвертая рубашку и штаны. Одновременно со скачкою устраивается стрельба в мишень, и первый, попавший в цель, получает за это козла. За тем следует угощение совершенно в том же порядке, как и на похоронах, а после него родственники умершего просят хозяев лошадей, бывших на скачке, подвести каждого свою лошадь к старику, который и посвящает их памяти усопшего. Взяв в одну руку чашу с пивом, а в другую три чурека и кусок баранины, старик говорит, обращаясь к лошади, выигравшей первый приз, что хозяин ея дозволяет покойнику (называется имя) свободно ездить на ней на том свете куда угодно и заставляет лошадь выпить пиво, а хозяину отдает чуреки и баранину. Остальныя лошади посвящаются прежде умершим родственникам, и при том тем, которых укажет осиротевшее семейство. После такого посвящения лошадей, ездокам их выносят палки, увешенные яблоками и орехами, с которыми они, в продолжение часа, джигитуют перед собравшеюся толпою.

Этот род поминок носит название постельных в отличие от больших поминок, которые делаются только по мужчинам, и иногда через два года со дня смерти. Эти последние поминки окончательно разоряют семейство, а между тем необходимы, потому что, по установившемуся обычаю, вдова без них не может снять траура и вторично выйти замуж.

Над могилами умерших ставятся памятники, или деревянные, с шаром на верху, или каменные. На памятниках весьма часто вырезываются различныя принадлежности и инструменты, употребляемые покойным во время жизни. Так, на памятниках, поставленных над могилами женщин, вырезываются: ножницы, иглы и т.д.; на памятниках мужчин - оружие, а духовных особ - кувшинчик, четки и подстилка, на которую обыкновенно становятся мусульмане во время молитвы.

Над убитым в деле с неприятелем ставился особый знак, с разноцветным флагом, и с необыкновенною торжественностию, в которой участвовали все жители аула.

Нигде не находились в таком почете могилы убитых в сражении с русскими, как в воинственной Чечне и во всех остальных владениях, подвластных Шамилю.

Над могилой убитого шагида (мученика), потерявшаго жизнь в бою за веру, ставилось, кроме столба с чалмою и надписью, еще высокое, до трех сажен, конически обделанное бревно, имеющее вид копья, с длинным цветным флюгером, обращенным всегда к востоку.

Безпрерываная и энергическая война, происходившая в Чечне, причиняла ей большия потери. Существование множество кладбищ на равнине и в горах, на высотах и по ущельям, остались теперь безмолвными свидетелями множества павших жертв, пад которыми виднеются многочисленныя группы памятников с копьями. Издали они кажутся фалангою рыцарей, вооруженных копьями и развевающих своими разноцветными флюгерами. Вся Чечня Большая, Малая и Нагорная, наполнены этими немыми памятниками потерь горцев и их отчаянной борьбы с русскими. Все эти памятники придают стране какой то грустно-величественный характер. Под ними схоронены лучшие и самые храбрейшие люди, потому что народ не каждому убитому ставил подобный памятник, а чтобы иметь право на этот почетный знак, составлявший высочайшую награду смелому джигиту, надо было заслужить его или долговременною храбростью, или каким нибудь блестящим подвигом. Церемония водружения такого копья с флюгером, на могиле шагида, была чрезвычайно величественна и разсчитана так, чтобы в каждом присутствующем возбудить храбрость и самоотвержение.

"Я видел в Чечне, говорит барон Сталь, не одну из этих церемоний и уверен, что каждый чеченец, который присутствует при этом, возвратится домой с неодолимой жаждой смерти на поле битвы и надеждой, что ему поставят на могиле подобный почетный памятник. Тот, кто вел у чеченцев эту церемонию, был великий знаток человеческого сердца, в котором врожденно чувство честолюбия и которому сладостна мысль, окончив доблестно земную жизнь, увековечить себя в памяти сограждан".

Когда убитый в деле чеченец уже был похоронен по магометанскому обряду, то в ауле созывалась сходка, на которой решали: поставить ли ему на могиле знак шагида или нет. Если последовало решение, тогда заготовляли памятник, и родственники покойного, сев верхом, в сопровождении всех жителей и приезжих из соседних аулов, с песнями и выстрелами из винтовок, отправлялись со знаком к старшине, делали ему подарки, за которые он платил тоже подарками и подчивал прибывших аракой (водкою) и бузою (горский напиток из проса и меда). От старшины все отправились на могилу, где уже собирался весь аул от мала до велика. Здесь, среди выстрелов и импровизированных в честь убитого песен, водружался на го могиле шагид или длинное копье с длинным канаусовым флюгером, обыкновенно белого, красного или голубого цвета. Присутствующие подчивали друг друга напитками и пели песни. Затем, сев верхом и выстроившись в одну шеренгу, лицом к стороне неприятеля, всадники молча выхватывали винтовки и делали залп, как бы давая тем знать неприятелю, что убитый будет отомщен. После того весь строй поворачивался к аулу, родине покойного, и производил новый залп в честь селения, в котором родился герой, и чтобы возвестить всем его жителям, что убитому отдается должная честь за его подвиг в бою. В заключение церемонии производилась джигитовка, с которою вся толпа всадников отъезжала домой.

Шамиль хорошо понимал, как сильно действует подобная церемония на дух чеченцев, поощрял и поддерживал эти обряды. В Ичкерии почти при каждом ауле есть целые группы шагидов, веющих своими разноцветными флюгерами. Сам имам, как бы в пример другим, поставил памятник с великолепным шагидом некогда знаменитому в Чечне наибу Шуаип-Мулле.

Могилы умерших пользуется большим уважением у чеченцев. Отправляясь на работу, они заходят на кладбище, поклониться праху родственника. Возвращаясь же с работы, если с покосу, то кладут на могилу клочек травы, а при уборке хлеба или при посеве сыплют на могилу зерна. Накауне пятницы или недельного дня, семейство умершего печет блины, приготовляет сладкое тесто или варит кукурузу и разносит это частями по родным и знакомым, прося помянуть покойного. В дни, установленные для поминок, закалывают быка или корову, и приготовленную из него пищу стараются разделить между всеми и даже не знакомым жителям селения, а в прежнее время в день поминок не редко освобождали пленного. В народе существовало поверье, что если, в день поминок по умершем, облегчить участь пленного, то душа скончавшегося, в честь которого совершаются поминки, если она страждет в пламени ада, будет тоже облегчена.

Страница 443-450
http://www.runivers.ru/lib/book3084/9700/
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:21 #3
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

БЕЛЯЕВ С.

ДНЕВНИК РУССКОГО СОЛДАТА,

БЫВШЕГО ДЕСЯТЬ МЕСЯЦЕВ В ПЛЕНУ У ЧЕЧЕНЦЕВ.


"Поучительным примером может служить безусловное почтение горца к старшим. Разительно чтут они память умерших. Хоронят так:

В могиле сбоку делается углубление, куда и кладется покойник; наискось заставляется досками, и потом уже могилу засыпают. Мертвеца обвертывают в халат, концы которого завязываются на голове и ногах; когда опускают в могилу, держат над ней одеяло и под ним снимают этот холст духовные люди. По зарытии, мулла берет с могилы горсть земли и садится с нею читать молитвы из Корана; по жалобном прочтении, рассыпает эту горсть по всей могиле. Ему подают кувшин с водой и лоскуток холста вместо полотенца: омыв и оттерев руки, он берет холст себе. После того на кладбище начинается тризна. Если в это время кто проходит мимо, то или зазовут его, или же непременно вынесут ему порцию. К этому времен они пекут блины, делают беники и сладкое тесто из кукурузной муки, перемешанной с маслом и медом и обжаренной на огне; мясо — необходимая принадлежность, все это режется на куски, хлебное треугольниками, и раздается посетителям смертного места.

На могилах ставят памятники или деревянные, с шаром наверху, на подобие человека, или каменные. На последних [79] вырезывается вся принадлежность: женские ножницы, очки, иглы и тому подобное; мужчине — все его одеяние и оружие, а богомольцу — кувшинчик и подстилку, на которую становятся во время молитвы, и четки. Над убитым против неприятеля становится длинное, конически обделанное бревно, с разноцветным наверху полотном, подобным байраму.

Когда идут на работу, заходят на кладбище поклониться праху родственника; с работы же, если с покосу, кладут клочок травы; а по уборке хлеба, или при посеве, сыплют на могилы зерна. Накануне пятницы или недельного дня, они пекут блины, или делают сладкое тесто, или варят кукурузу и разносят это частями по родным и знакомым, прося помянуть покойного. Также в положенное время поминок закалывается корова или бык и разделяется между всеми, хотя и незнакомыми, если селение невелико."

II.

";где несколько женщин идут или поплакать над кем или к кому на помощь"

Дневник русского солдата, бывшего десять месяцев в плену у чеченцев // Библиотека для чтения, Том 88. 1848
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...ev_S/text1.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:22 #4
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

Этнографические очерки Аргунского округа (1 выпуск ССКГ)

СБОРНИК СВЕДЕНИЙ О КАВКАЗСКИХ ГОРЦАХ
ВЫПУСК 1
тифлис 1868

Этнографические очерки
АРГУНСКОГО ОКРУГА.

Статья А.П. Ипполитова.


I

"Аргунский округ, в его настоящем административном виде, граничит к северу с Чечнею и Галгаевскими обществами, к югу – с Ичкерией и Андией, к востоку – с Чечнею, западной же своей стороной он соприкасается с Тушетией и обществом Малхистинским.

Величина Аргунского округа до сих пор еще не определена, но, по занимаемой им территории, это один из больших военно-народных округов Терской области. Число жителей его, по последней камеральной ведомости, составленной в 1866 году, доходит до 25 тысяч душ обоего пола. Все народонаселение этого округа, распределенное на 200 аулов, происхождения чеченского и говорит одним языком с населением Чечни."

"Когда родственники больного видят, что наступает последний час его, посылают за муллою, который и начинает читать над ним молитву (ясын – отходную христиан). Женщины, в изъявление своего горя, громко плачут, бьют себя в грудь, царапают лицо ногтями и рвут волосы. Как только больной скончался – их тотчас же удаляют, или заставляют силою молчать, так как подобное выражение печали совершенно противно духу мусульманской религии. Все удаляются из комнаты умершего и мулла со своими мутаалимами начинает приготовлять тело для погребения. Он кладет его на чистую дубовую доску или скамью, нарочно для этой цели сберегаемую в больших мечетях, берет кувшин воды и омывает тело. Потом берет кусок полотна, или белой бумажной материи, и завертывает в него труп; после этого он завертывает его в другой кусок такой же материи и потом в третий. Оторвавши от этого савана две неширокие полосы, он ими завязывает саван над головою умершего и ниже ног его. Я забыл упомянуть, что в рот, глаза и уши умершего кладется, обыкновенно, вата. Приготовленное таким образом к погребению, тело оставляется на постели, а родственники и знакомые покойного тихо его оплакивают. Тогда, обыкновенно, одна из присутствующих женщин встает и начинает петь надгробную песнь. Впрочем, это не есть собственно песнь, а скорее причитанье, которое и у нас в большом употреблении в низшем классе народа. Плакальщица высчитывает, по большей части, достоинства умершего, его качества и сетует, зачем он оставил свое семейство и детей. «Ты оставил нас, а мы все так тебя любили! Ты ушел от нас в лучший мир, где нет ни печали, ни горя, а одни только радости. Но кто же позаботится, о твоем семействе и детях? кто их накормит, кто защитит их от злого человека?» Так в большей части случаев говорит она. Иногда она высчитывает различные происшествия из жизни покойного и вообще смысл ее причитанья сообразуется с обстоятельствами его прежней жизни и положением, которое он занимал в своем народе. Когда одна женщина окончит – начинает другая, потом третья[3] и т. д.

Во все время этой надгробной речи присутствующие хранят глубокое молчание, прерываемое лишь стонами и рыданием их. Но так как мусульмане погребают своих мертвых в самый же день их смерти, то эта печальная сцена продолжается, обыкновенно, недолго. Тело кладут на арбу и везут на кладбище. Многие чеченские фамилии имеют свои родовые кладбища, а потому умершего везут иногда за несколько десятков верст. Если встретится на пути другое какое-либо кладбище, мулла и все присутствующее останавливаются и читают молитву за всех вообще умерших (доадер), причем все поднимают в это время руки и держат их несколько секунд обращенными ладонью к лицу. Подъезжают, наконец, к родовому кладбищу покойного; там могила уже готова и два или три человека, осторожно, вместе с одеялом, на которое положено тело, поднимают его и тихо опускают в могилу, где его принимает мулла; он развязывает тесьмы савана и кладет умершего на правый бок, обращая головою по направлению к западу. Тело покрывается дубовой доской, которая утверждается над ним наклонно к ногам мертвого. После этого, засыпавши могилу землею, мулла и присутствующее молятся и потом, за исключением муллы, все от нее удаляются на довольно большое расстояние, так, что около нее остается один только мулла. Тогда он берет приготовленный заранее кувшин с водою, снова читает молитву (заам) и три раза поливает из кувшина могилу, в головах умершего. Исполнивши это, он тотчас же быстро от нее отходит.

По поверью мусульман, или, как уверяют муллы, по сказанию их священных книг, в то время когда налитая на могилу вода касается тела умершего, он оживает и спрашивает присутствующих: «зачем они оставляют его одного?» Горцы верят, что тот, кто услышит этот голос, становится навсегда глухим. Вследствие то подобного убеждения они и отходят от могилы на такое расстояние, чтобы нельзя было слышать ни слов, ни голоса мертвеца.

Когда похороны кончены и все удалились – мулла присылает на могилу одного из своих мутаалимов и тот три дня и три ночи читает там коран. Иногда же чтение, вместо могилы, совершается в доме умершего. Отдельных поминок по усопшим у чеченцев не делается никогда, но каждую пятницу, каждое сколько-нибудь зажиточное семейство приготовляет блины и относит их в мечеть, для раздачи там присутствующим в память всех своих умерших.

Обычай горцев требует, чтобы все родственники, друзья умершего, или его знакомые, приезжали к нему в дом для заявления своих сожалений пред членами его семейства. Обычай этот исполняется весьма строго, – и по смерти человека уважаемого, к его семейству приезжают с утешениями и сетованьем люди, часто даже и незнакомые."

http://webcache.googleusercontent.co...&ct=clnk&gl=fr
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:23 #5
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

ХАРУЗИН Н.

ПО ГОРАМ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

ПУТЕВЫЕ ОЧЕРКИ.

I.

От Владикавказа до Шатоя.

"Мы сели у стены башни под деревом. Вдали, вдоль дороги, поднимающейся в горы, виднелось несколько каменных могильных столбов, поставленных то прямо, то наклонно.

— Что это? — спросил я у проводника, указав на столбы, чтобы вызвать его на разговор.

— Могилы убитых во время восстания Шамиля; много их было, им и поставили столбы эти. [494]"

III.

У ингушей.

"Наконец, нельзя не отметить того почтения, Которое чеченцы и ингуши питают к семейным могилам; нет более тяжкого оскорбления для всего рода, как оскорбление могил.

Священна и грозна присяга у могилы предков; ложно присягающему или нарушающему присягу грозит тяжелое, жестокое наказание. Страшна и другая присяга, которая долго сохранялась среди местного населения. Обвиняемый посылал к истцу свою мать или жену с собакой. Обвинитель выходил из своей сакли с обнаженной шашкой и начинал рубить ею приведенную собаку, которую посланная должна была держать в это время. При каждом ударе он приговаривал: «если твой муж (или сын) виновен в том, в чем я его подозреваю, то пусть эта собака будет посвящена вашим покойникам». Никто из действительно виновных в преступлении не решался послать своих родственниц с собакой к истцу, так сильна, была боязнь среди населения в действительность этой присяги (Сборн. свед. о Терской обл., I, 1878, стр. 281.).

Теперь присяга у могилы предков, как и только-что описанный вид присяги с посвящением собаки покойникам обвиняемого, заменены присягой пред кораном. Мусульманство, уничтожив эти виды присяги, не уничтожило, однако, религиозного воззрения на могилы предков, которые до настоящего времени считаются священными местами. Забота о принесении пищи [519] покойникам, лежащая на обязанности женщин и исполнявшаяся прежде буквально посредством положения на могилы съестных припасов, под влиянием мусульманства превратилась в следующий обряд, записанный и у чеченцев Аргунского округа г. Ипполитовым (Сб. свед. о кавк. горц., I, 1868, стр. 15.). Женщины каждого хоть сколько-нибудь зажиточного семейства, пекут блины и относят их каждую пятницу в мечеть, раздают их там бедным, чтобы последние за этот дар поминали всех усопших данного семейства."

Н. Харузин

По горам Северного Кавказа. Путевые очерки // Вестник Европы, № 10. 1888
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...in_N/text1.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:24 #6
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

Василий Потто. Кавказская война. Том 2. Ермоловское время

XII. ДАГЕСТАН

"Как у всех истинно воинственных народов, павшие в бою джигиты приобретали в глазах правоверных священное значение, и над их могилами водружались шагиды, знамена,– такие же, как и в Чечне, и в Кабарде, и в Закубанье. И здесь их было не меньше, потому что дагестанские горцы ничего не страшились так, как смерти без погребения, и потому во время сражений оказывали чудеса храбрости, чтобы вынести из боя тела своих павших товарищей. Ничто не огорчало их так, как обезглавленный труп горца, и они решались на всякие жертвы, чтобы только выручить голову земляка и предать ее честному погребению на родном кладбище."

https://www.litres.ru/vasiliy-potto/...nlayn/page-13/
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:25 #7
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

П. М. САХНО-УСТИМОВИЧ

ОПИСАНИЕ ЧЕЧЕНСКОГО ПОХОДА 1826 г.


Близ каждого чеченского селения есть кладбище, и на каждом кладбище можно заметить несколько высоких шестов с белыми тряпками, вверху развевающимися: это значит, что там лежат убитые неверными (Довольно странно, что несколько сходный с этим обычай существует в Малороссии: там и теперь на могиле взрослого умершего казака ставили шест с небольшим белым значком). Они напоминают всякому родственнику, всякому однофамильцу, всем одноплеменцам убитого о невыполненном еще долге мщения и подстрекают к ненависти и кровавому возмездию. Можно сказать наверное, что во время многолетней борьбы чеченцев с нами не осталось ни одного семейства, не потерявшего кого-либо из своих от русского штыка или пули; и потому можно судить, как велика их к нам ненависть и жажда мести.

П. М. Сахно-Устимович. Описание чеченского похода 1826 г. // Звезда, № 10. 2006
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...vich/text1.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:25 #8
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

ПОТТО В. А. ИЗ ЗАПИСОК КАВКАЗЦА
(Восемь лет в Куринском укреплении.)

"Яков Петрович охотно обещал исполнить его желание и спросил Али-бея: далеко ли до Аки-юрта? Али показал рукою татарское кладбище, видневшееся неподалеку, и, сказав: «вон старый Акиюрт!», в одно мгновение, как кошка, исчез в кустарнике. Влево от нас, в расстоянии нескольких десятков саженей, действительно виднелось кладбище, пестревшее разноцветными флагами, обозначавшими могилы убитых джигитов. Эти флаги, резко выделяясь на черном фоне чипарового леса, сообщали кладбищу чрезвычайно оригинальный и почти веселый вид. Подойдя к этому месту, отряд очутился в углу при слиянии двух рек, [137] Ганзолки и Мичика, отвесные берега которых совершенно обеспечивали его от нападения с фронта."

Из записок кавказца. (Восемь лет в Куринском укреплении) // Военный сборник, № 1. 1871
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...k_kavkazca.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:26 #9
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

А. П. Берже. Чечня и чеченцы 1859

ГЛАВА ПЕРВАЯ


"Здесь местность обильна водою и очень удобна по свойству почвы для хлебопашества. Не доходя одной версты до аула Хали-Кале, на протяжении 9 верст, кроме частых переходов через овраги и ручьи, довольна хороша; грунт земли преимущественно глинисты чернозем.

На этом пути встречаются значительно населенные аулы с обширными кладбищами, на которых торчат множество шестов с флагами - признак, что здешние жители имели много джигитов /удальцов/, павших в борьбе снами."

Берже А.П. - Чечня и чеченцы - 1991
https://vk.com/doc1410483_372376586?...154c0528f54a3b
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Старый 01.08.2018, 23:28 #10
Аккирей Аккирей вне форума
хабиби
Аватар для Аккирей
 
Регистрация: 21.08.2016
Адрес: Европа
Сообщений: 1,937
Вес репутации: 309
Аккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможноАккирей невозможное возможно
По умолчанию

ТОРНАУ Ф. Ф.

ВОСПОМИНАНИЯ О КАВКАЗЕ И ГРУЗИИ



"На высоком холме, служившем кладбищем для белготойских покойников, унизанном надгробными камнями и шестами, на которых развивались разноцветные флюгера, стоял Занден, имея возле себя два горные орудия под командой поручика Павла Бестужева."

Т [орнау].

Вена. 1868.

Опубликовано: «Русский вестник», 1869, т. 79, №№: 1 (с 5-36); 2 (с. 401-443); 3 (с. 102-155); 4 (с. 658-707).

Ф. Ф. Торнау. Воспоминания русского офицера. М. Аиро-ХХ. 2002
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume..._2/text1_4.htm

***

[КАРОЛ КАЛИНОВСКИЙ]

[ПАМЯТНИК МОЕЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ НА КАВКАЗЕ И ПЛЕНА У ШАМИЛЯ

С 1844 ДО 1854 гг.]


[KALINOWSKI, KAROL, PAMIETNIK MOJEJ ZOLNIERZKI NA KAUKAZIE I NIEWOLI U. SZAMILIA OD ROKU 1844 DO 1854]

"По ущелью мы вышли к речке, где имелись владения Шамиля. Я поднялся на возвышенность, где находилось кладбище, там виднелись разноцветные флажки, а за ними небольшой аул — Малое Ведено. Еще один аул за другою рекою — Большое Ведено и гора Арсенская."

Поляки в Дагестане. Махачкала. Эпоха. 2005
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...ij_K/text1.htm

***
А. О. (1850е) Рубка леса

"Вот чеченское кладбище, с высокими шестами и пестрыми флагами: они обозначают могилы горских витязей, павших в бою с гяурами. Могильные камни, в темноте рассвета и в тумане, кажутся привидениями, вставшими из гробов."

Рубка леса // Военный сборник, № 11. 1860
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...rubka_lesa.htm

***
ЧЕХ, И. (1850е)

Очерки из старо-кавказской жизни.

Лесная просека

"Чеченское кладбище едва мерещится над обрывом речки с торчащими на могилах шестами в виде копий."

Очерки из старо-кавказской жизни. Лесная просека. // Русский вестник, № 4. 1892
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...hech/text1.htm

***
АВИЕ, В. А.

(1910) Поездка в Чечню


"За мостом огороженная поляна, по которой разбросаны деревянные и каменные столбики с разноцветными чеченскими надписями и пестрыми узорами. Большинство столбиков увенчано большими шарами, разрисованными красными, синими и зелеными полосками и похожими на полосатые арбузы: это кладбище селения Вашендерой, которое всползает на гору за этим местом успокоения."

В. А. Авие.

Поездка в Чечню // Исторический вестник, № 1. 1910
http://www.vostlit.info/Texts/Dokume...Avie/text1.htm
__________________
У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов, вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы. (с) Лорд Пальмерстон
Аккирей вне форума -->   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
тезет, чеченские кладбище, чеченские похороны

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 17:06. Часовой пояс GMT +4.

Powered by vBulletin® Version 3.8.11
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions Inc. Перевод: zCarot
 

 

Copyright © 2017